вторник, 17 апреля 2012 г.

Игумен Назарий Валаамский (продолжение). Возникновение Саровской пустыни: из истории русского монашества

Устав Саровской пустыни
Конспект беседы игумена Виталия (Уткина) в Епархиальном Духовно-просветительском центре 17 апреля 2012 года.


В 1770 году 4 мая иеродиакон Назарий бежал, как свидетельствует летопись Саровской обители. Тотчас был послан доклад в Святейший Синод, именно благодаря ему у нас сохранилось описание о.Назария, "Иеродиакон Назарий , ростом великоват, волосом светлорус, лицом чист, сухощав, глаза серые, борода невелика, от роду 29 лет". После возвращения о.Назария, было учинено разбирательство. Вот как данное событие описывается в указе консистории: "4 мая взявши о.Назарий из трапезной хлеба, не спросясь тебя строителя и не сказавши никому, пошел из той пустыни в лес, где ходя заплутался и ходил дней с девять. А как где нашедши дорогу, пришел в пустынь обратно, то услышав от работника тоя пустыни, что о побеге ево в консисторию представлено, убояся истязания и пошел паки в лес. И отшедши от пустыни верст с 30 сделал себе шалаш и с июня месяца средних чисел. А на пищу получал от работающих в том лесу крестьян, а потом занемог и вышед из показанного шалаша пришел обратно в пустынь". Наказанием о.Назарию определили: "на полгода в черную работу, в которую употреблять ево в те времена, когда он от священослужения свободен будет, да через то время давать ему в среды и пятки сухоядение, а в церкви во время литургии класть ему по пятьдесят земных поклонов".
В 1773 году отец Назарий нес послушание, исполняя чреду священнослужения, в церкви нес клиросное послушание и шил для братии камилавки. В 1776 году отец Назарий был посвящен во иеромонаха епископом Владимирским Иеронимом. По ведомости значилось, что он исправляет священнослужение, а по немощи временно исполняет послушание в вязании четок для братии, а к другим трудам он за немощью был не способен.
Строгое исполнение иноческого устава было всегдашней заботой отца Назария. Вся жизнь его была подвигом. Душа его так была проникнута мыслью и Божественных предметах, чтобы единственным предметом его бесед было слово о пользе души. О делах мирских он не знал и слов, как говорить о них. Но если отверзал свои уста, чтобы говорить о подвигах против страстей, о любви к добродетели, то его беседа была неиссякаемым источником сладости. И как сам он, так и слушающие, забывали часы и время в усладительной беседе. Слова его были правы, прямы и резки. Без Слова Божия как основания не любил он и начинать разговоров, - так учил и других, чтобы душеспасительные советы основывать не на своем разуме, но на слове Божием. Строгий и как бы недоступный по виду, он своими словами привлекал сердца всех к любви и послушанию к нему. Смиренный сам, он и всех, которые просили у него наставления, прежде всего, учил смирению. Жизнь проводил неизменяемо постническую и нестяжательную; едва только не рубище употреблял для одежды своей.
Здесь мы на время отложим разговор о преподобном Назарии, чтобы более подробно поговорить о внутреннем духовном строе Саровской пустыни и об ее старцах. Именно они, наряду с епископом Мефодием и иеросхимонахом Варлаамом стали той питательной средой, которая взрастила будущего Валаамского игумена. Помощником в этом нам будет книга иеромонаха Авеля «Общежительная Саровская пустынь», изданная в 1860 году.
Историю основания монастыря изложил в своей рукописи его первоначальник – иеросхимонах Иоанн. Эта рукопись хранилась в монастырском книгохранилище. Иеромонах Авель так пересказывает рассказ старца Иоанна: «Основание Саровской пустыни положено в 1700 году. В начале по ночам были чудесные явления: сходил иногда с неба великий свет на самое то место, где ныне стоят соборные церкви, а также не редко слышан был колокольный звон, хотя тогда не было еще на сем месте жилищ человеческих, и вся окрестность покрыта была густым, непроницаемым лесом. Это было до прихода сюда первого монаха Феодосия, и по нем монахов Гермасима и Илариона, живших один по другом».
Нужно сказать, что такое явление, как схождение света на святое место хорошо известно в Церкви. Так, например, после закрытия Иоанно-Богословского монастыря Рязанской епархии в его зданиях разместились скалды местного УВД. Милиционеры по ночам часто наблюдали, как на монастырь сходит свет, очень этому удивлялись и просили разъяснения у архимандрита Авеля (Македонова), приехавшего вновь открывать обитель в 1989 году. Отец Авель тогда так сказал об этом явлении: «Подумайте сами, сколько святых людей жило здесь начиная с момента основания монастыря в XIII веке. Вот они и приходят посмотреть на свою обитель – отсюда и свет». Можно предположить, что свет и колокольный звон на месте будущей Саровской пустыни был знаком особой славы Божией, имеющей почить здесь.
Вот как описывается создание Саровского монастыря в «Летописи» священномученика Серафима (Чичагова): «История повествует, что в древние времена окрестности Саровской пустыни были населены народом финского племени — мордвою, имевшей собственных князей. Они вели жизнь полукочевую, занимаясь немного земледелием, а преимущественно звероловством.
Известно, что край этот покорен татарами в 1298 году, под предводительством ширинского князя Бахмета, и на месте Саровской пустыни был построен город Сараклыч. По сохранившимся остаткам валов и преданию, город этот разделялся на четыре части. Судя по обширности города, и жителей в нем, верно, было немалое число. Но нельзя сказать, чтобы жизнь их текла мирно и безмятежно. В земле монахи часто находили стрелы, сабли, копья и другие орудия, а также много человеческих костей. Все это служит доказательством того, что Сараклыч был в осаде и битвы кипели во рвах. Князь Бехан, по преданию, был последним владетелем Сараклыча в 1389 году, при великом князе Дмитрии Иоанновиче и сыне его Василии. Он принужден был со всем родом своим и племенем уйти за реку Мокшу. Весьма долго не было на месте города человеческих поселений, так что все поросло дремучим лесом и даже забылось, кто обитал некогда здесь.
Первым жителем запустелого Старого Городища был инок Феодосий (уроженец села Помры Нижегородской губернии), пришедший сюда около 1664 года, а до того времени живший в монастыре в г. Пензе. Поставив пустынную келью на валу, монах Феодосии подвизался в ней лет пять или больше, не один, но с приходившими к нему монахами, а потом опять возвратился в монастырь, в г. Пензу.
Незадолго до отхода из пустыни старца Феодосия к нему пришел из Красной слободы, из Спасского монастыря монах Герасим, который прожил здесь один более десяти лет. Но по отшествии старца Герасима место это опять опустело до того времени, когда Господь благоволил привести уже основателя и первоначальника Саровской обители Иоанна Федорова, названного при пострижении в монахи Исаакием и в схиме переименованного Иоанном. Он родился в 1670 году у церковного дьячка в селе Красном Арзамасского уезда. Его родители были благочестивы и добродетельны. Отец окончил жизнь в Арзамасском Введенском монастыре схимонахом Феофаном.
От чтения житий преподобных отцов, просиявших в монашестве, в душе юного Иоанна рано возгорелось желание последовать их примеру. В этом намерении он был укреплен особым откровением свыше. Однажды он увидел во сне икону Богородицы, стоявшую на воздухе, Которая как бы нисходила на храм, ликом обращенная к нему, и призывала его к Себе. Это видение было принято им как зов Господа и Пречистой Его Матери к подвигу в образе иноческом, но молодой человек вскоре забылся.
Христос, избравший его, не попустил совершеннo увлечься суетой мира и вновь призвал Иоанна. «Время тебе, о душе! — Услышал он голос, говорящий ему: — Время тебе обращения и исполнения твоего обещания: Господь во всем благом будет тебе помощник». Страх и трепет объял сердце его, и с того времени он начал стараться исполнить обещание. Он находился в недоумении, куда ему обратиться, но после долгой молитвы направился в Введенский монастырь в Арзамасе, где 6 февраля 1689 года, на 19-м году от рождения, принял на себя ангельский образ, через пострижение от руки строителя того монастыря иеромонаха Тихона.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.